«С меня слетели розовые очки»: экс-сотрудница штаба Навального о своей работе

0
5

Северная Осетия, 1 апреля — ALANIA TODAY

Алена Нарвская в 16 лет агитировала за Любовь Соболь, а в 17 в качестве сотрудника избирательного штаба Алексея Навального уже сама занималась координацией волонтеров. Девушка потратила годы на «борьбу за справедливость». Но в итоге разочаровалась в оппозиции.

«Я верила в Алексея и в то, что он делает правое дело. В 17 лет, заканчивая школу и убегая прямо из штаба на свой собственный выпускной, мне казалось, что мы делаем самое доброе дело. Мной руководила вера в то, что я занимаюсь важной миссией спасения России. Эта безоговорочность и инфантильность поначалу заслоняли собой все. В том числе здравый смысл. Это было выгодно и удобно тем, кто нанял меня на работу», -признается Алена.

Причин для разочарования было много. Однако основная — плохое отношение Навального и его друзей к своим волонтерам.

Волонтерам из штаба платили мало и часто задерживали зарплату. А вот друзья и сторонники Навального ее получали вовремя. На что живет и чем зарабатывает на жизнь сам Навальный, так и осталось неизвестным. Штаб ни разу не смог ответить на этот вопрос.

«Задержки зарплаты были каждый месяц, минимум на неделю. Когда мы спрашивали, почему задерживают, нам отвечали, что у штаба не хватает денег, поступает все меньше и меньше переводов, люди теряют интерес к кампании и нам надо работать больше. Хотя я и мои коллеги догадывались, что сотрудники ФБК получают зарплату вовремя», — говорит Алена Нарвская.

При задержках зарплаты друзья Навального упрекали волонтеров в том, что они плохо работают и поступления в ФБК (Фонд борьбы с коррупцией) сокращаются. Однако это неправда. Журналисты Reuters выяснили, что в 2020 году поступления для команды Навального увеличились – и составили $ 300 000 (в том числе, в биткоинах). По курсу на конец марта это – 22,5 млн рублей. Для сравнения — волонтерам из Московского штаба платили по 30 тыс. рублей ежемесячно.

Всю «полевую» работу делали волонтеры. Именно они в любую погоду ходили по подъездам и дворам, общались с жителями, агитировали, выходили на митинги.

«Мы были очень возмущены, когда узнали, что у сотрудников «Фонда борьбы с коррупцией» нормированный график и они работают в комфортных условиях, а не как мы – сегодня в штабе, а завтра в подворотне. Было некое согласие о том, что я обязуюсь проводить уличные агитации, были прописаны тезисно мои обязанности. На бумаге все выглядело красиво, но, по сути, я ходила по паркам и дворам, где спрашивала людей, как им живется и какие у них есть проблемы с ЖКХ»

А вот Навальный и компания работать с людьми не любили и не хотели: Леонид Волков призывает к митингам из тёплой студии с новеньким Макбуком, он ни разу не вышел даже на одиночный пикет. Любовь Соболь, редко приезжая в штаб, требует отдельный вход, отгораживаясь от собственных же сторонников. Илья Яшин и Владимир Милов ведут себя надменно и не терпят критики.

«Яшин – это вечное посмешище, плачущий мальчик, вспоминающий о лучших временах. Сам по себе он не представляет собой ценности ни как политик, ни как человек. Он является придатком современной оппозиционной машины. Милов создает вокруг своей персоны образ очень образованного человека, с уклоном в экономику. Является ли Милов действительно специалистом и человеком, разбирающимся в своем деле, а не очередным говорящим ртом Навального, – большой вопрос». При этом верховные вожди оппозиции попросту не могли помочь задержанным на митингах сторонникам. «Юристов на всех не хватает», — объясняли они. И все равно призывали выходить на улицы как можно больше людей.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Введите ваше имя